Казаки - народ или сословие?

В последнее время между сторонниками и противниками: воз­рождения казачества ведется активная дискуссия - народ казаки или сословие. За этим, казалось бы, исключительно научным спором скрываются далеко идущие политические интересы сторон.

Если казаки сословие - то все процессы возрождения казачества бессмысленны. Дело в том, что такие сословия как дворянство, духовенство, крестьянство, купечество и казачество по мере перехода России от феодализма к капитализму постепенно отмирали. Это было вызвано тем, что отмирали с развитием общества передаваемые по наследству права, обязанности, обычаи сословная замкнутость и привилегии, закрепленные за этими сословиями. Таким образом, казачество, как и средневековое рыцарское сословие, по версии сторонников сословной теории исторически обречено.


Прекрасно понимая замысел своих оппонентов, казаки и все сто­ронники казачьего возрождения настойчиво утверждают, что казачество это народ или этнос - особая древняя ветвь восточных славян. В свою очередь народы и этносы способны, изменяясь и приспосабливаясь к различным этапам исторического развития, существовать на протяжении тысячелетий, то есть практически вечно. Из этого следует, что современное возрождение казачества процесс закономерный и естественный - такой же как и у других народов бывшего Советского Союза после его распада.
Аргументируя свою точку зрения, сторонники сословной теории ссылаются на труды советских историков о формировании казаче­ства из беглых крестьян. Следует отметить, что эта теория возникла на не пустом месте. В царский период сторонниками «беглохолопского» происхождения казачества были: военный писатель В.Б.Броневский («История Донского войска, описание Донской земли и Кавказских Минеральных вод», 1834г.), а также такие видные историки как С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Д.И.Иловайский, С.Ф.Платонов, В свою очередь эти исследователи ссылались на архивные данные Посольского приказа Московского царства 16-17 веков, как на непререкаемый авторитет. Однако, они не учитывали тот факт, что московскому царскому правительству было выгодно объявлять казаков исключительно беглыми «холопами» ибо это давало основание царям претендовать на прямое управление вольным казачеством, как своими быв­шими подданными. Что же касается советских историков, то очевидно они выполняли социальный заказ своих хозяев, учинивших кровавое «расеказачивание». Казаки (и все кто желает к ним присоединиться) считают себя народом (этносом) и в свою очередь указывают на труды другой группы дореволюционных историков, которые от­стаивали в своих произведениях идеи о древнем зарождении казачества.

Наиболее яркая и экзотическая версия древнейших истоков казачества изложена у казачьего историка Е.П.Савельева («Древняя ис­тория казачества», Новочеркасск, 1915г.). В его книге говорится, что казачество, как лихие конники - на суше и отважные мореходы - на море, представляло древний, передовой оплот великого славяно-рус­ского племени на Северном Кавказе и в Приазовье. Более того, под тем или иным наименованием в глубокой древности, за много веков до Рождества Христова далекие предки казаков обитали почти в тех же местах, в которых современные казаки проживают и по сей день. Е.П.Савельев утверждает, что в двенадцатом веке до Рождества Христова древнейшие предки казачества с берегов Дона, Днепра и Днестра ходили на защиту легендарной Трои (знаменитая Троянская война, воспетая Гомером) от греков. Затем часть из них под именем гетов- руссов проникла в Италию и даже основала через некоторое время древний Рим. Далекие предки казаков, начиная с шестого века до Рождества Христова (начала новой эры) и до тринадцатого века после Рождества Христова наводили страх на персов и мидян, на греков и арабов, боролись с татарскими ордами и в конце концов вышли победителями над своими многочисленными врагами.

О достаточно древнем происхождении истоков казачества упоминает и авторитетнейший русский историк Н.М.Карамзин (1766- 1826гг.) в своей знаменитой «Истории государства Российского». Он отмечал, что в записках Византийского императора Константина VII (Багрянородного) встречаются сведения о живших в середине десято­го века на Кавказе племенах - «казаках» и их государстве - «Казахии» - Казакии. По мнению Н.М.Карамзияа можно так же отнести к далеким предкам, сформировавшим истоки казачества - тюрков, бе­рендеев издревле проживающих на берегах Днепра - их называли как черкасами (старинное наименование запорожских казаков), так и казаками. Эти «казаки» были давними союзниками киевских князей и не раз бились с ними против других кочевых племен. После разгрома Руси татарами часть из них ушла в труднодоступные места за поро­гами Днепра и «приманила» к себе наиболее вольнолюбивых русичей (предков русских и украинцев). В конце концов за порогами Днепра сформировалась грозная казачья военно-демократическая республика -Запорожское войско. Часть запорожцев (черкасе) прибыла на Дон и основала городок Черкасск - бывшую древнюю столицу донского казачества - станицу Старочеркасскую.


Теорию древнего местного, коренного формирования истоков казачества из различных древних славянских и тюркских племен, про­живающих на Кавказе, в Приазовье и по Дону поддерживали также такие историки царской России как Г.Байер (1694-1738гг.): В.Н.Татищев (1686-1750гг.), А.И.Ригельман (1720-1789гг.)- Другие исследовате­ли указывают на славянский этнос-бродников, с незапамятных вре­мен живших на Нижнем Дону, как на непосредственных далеких пред­ков донских казаков. «Бродницкая» теория происхождения казаче­ства была аргументировано обоснованна в восьмидесятых годах 19 века профессором П.В.Голубовским. В начале двадцатого века мысль о том, что бродники являлись непосредственными предками казаков отстаивал историк М.К.Любавский. Во второй половине 30-50-х годов двадцатого века эту идею развивали исследователи В.В. Мавродия, А.И.Попов, Б.Д.Греков. В 60-80-е годы ее поддержали Л.Н. Гумилев, А.В.Виноградов,  С.А.Плетнева и другие исследователи.

Оригинальную точку зрения по вопросу о происхождении казачества обосновал историк-эмигрант А.А.Гордеев. Он полагал, что формирование казачества шло на основе частей легкой конницы монгольского войска. В свою очередь в состав этой кавалерии включались покоренные местные народы Приазовья. Эти народы-составляли до монгольского завоевания пограничную стражу древнерусского Тмутараканского княжества князя Мстислава. Княжество располагалось с десятого по двенадцатый век на Таманском полуострове в отрыве от основного массива древнерусских земель.

Его столица город Тмутаракань находилась на месте современной кубанской станицы Таманская. Воинственный князь Мстислав под­чинил своему влиянию весь Северный Кавказ и вывез оттуда для пограничной службы по охране границ княжества древние племена яссов (черкесов), кассогов, торков, берендеев (всех их называли «черными клобуками» или по тюркски каракалпаками). Эти племена, по­степенно смешивались со славянским населением княжества, принимали православие. После разгрома Руси монголо-татары включили их в отряды своей легкой конницы.

Вначале язычники-татары были весьма веротерпимы и многие предки казаков служа им сохраняли свою веру. Однако после принятия татарами ислама и распада Золотой Орды, оказавшиеся на окраинных границах русских княжеств отряды предков казаков стали плавно сливаться с единоверным русским народом и постепенно «обрусели».

Есть еще одна версия уже чисто древнеславянского происхождения казачества. В соответствии с ней предками казаков послужили военнообязанные крестьяне времен Киевской Руси - «кмети», которых знаменитый князь Владимир, в былинах именуемый Красным Солнышком, поселил в городах-крепостях на южных степных границах (9-10 века) княжества. После смерти Владимира (1015г.) такого типа поселения продолжали существовать на Днепровских порогах, по югу Галицко-Волынского княжества, по югу и востоку Северского (по левому берегу Днепра) княжества. Кстати, территория последнего включала и бассейн Северского Донца, притока Дона. Следует заметить, что эта версия не противоречит «тмутараканской», так как при сыне Владимира Ярославе Мудром (978-1054гг.) его брат Мстислав - князь Тмутараканский подчинил себе не только ряд степных и кавказских племен, но и в результате военного конфликта с братом Ярославом получил земли по левому берегу Днепра до Мурома после чего между братьями до самой смерти Мстислава установился мир и союз. Русские богатыри могли служить после этого в казачьей пограничной страже Мстислава. Не отсюда ли упоминание в былинах о старом казаке и атамане Илье Муромце, его товарище Добрыне Никитиче и есауле Алеше Поповиче?

Интересно, что на Дону на месте современного Цимлянского моря до середины 12 века стояла русская крепость Белая Вежа, основан­ная на месте захваченной князем Святославом в 965 году хазарской крепости Саркел. После захвата Руси. монголами славяноязычное и православное население Дона и Приазовья частью было уничтожено, а частью включено в соответствии с практикой татар в свое войско. Распад Золотой Орды, усиленная исламкйапия татар и усиление Мос­ковского княжества при Дмитрии Донском побудили православных воинов переходить целыми отрядами на службу московским и литов­ским князьям (многие земли Руси после татарского погрома отошли к Литве и длительное время русский язык и православие занимали в Литве доминирующее место).

Сохранились свидетельства в Краткой Московской летописи и Вкладной книге Донского монастыря об участии, казаков на стороне русских в Куликовской битве 8 сентября 1380 года и вручении донца­ми князю Димитрию в знак будущей победы образа Пречистой Богородицы - Донской иконы Богородицы весьма почитаемой русской цер­ковью. Кстати, до Куликова поля национальное самосознание у предков русских дремало, они чувствовали себя прежде всего представи­телями разных княжеств - москвичами, коломенцами, суздальцами, тверичами и только после победы в страшном Куликовском сражении русские начали осознавать свое национальное единство.
Познакомившись с различными версиями происхождения каза­чества можно прийти к нескольким выводам.


Во первых, необходимо широкое, дополнительное объективнее исследование древних истоков казачества - изучение архивов, раскоп­ки и другие изыскания. Это большая перспективная задача ученых историков, археологов, этнографов - всех, кому дороги Дон и Россия. Однако, уже сейчас ясно, что подлинная величественная и драмати­ческая история казачества скрывалась от потомков казаков по поли­тическим и идеологическим соображениям, как, впрочем, скрывалась от русского народа и его истинная история. Результаты этого «усекновения» исторической и культурной памяти чудовищны - многие, очень многие стали «Иванами родства не помнящими». Что может быть страшнее народа без вековых корней - такой народ подобно «перекатиполю» носит ветрами сиюминутных политических доктрин, ветрами низменных инстинктов и нет ему нормальной достойной жизни и покоя!

Второй вывод заключается в том, что с большой долей уверенно ­эти уже сейчас можно предположить -казачество формировалось в результате слияния остатков древних народов Приазовья в основном с предками русских и украинцев, а также с относительно небольшой частью других народов, о- чем говорят донские фамилии - Грековы, Калмыковы, Грузиновы и другие. Что же касается беглых крестьян, то стыдится этих предков казачества не нужно ибо это были наиболее гордые и свободолюбивые представители крестьянства, которые го­ворили «пусть сечет меня сабля татарская, но не бьет плеть боярская». За свободу они шли под сабли степняков. Такими предками можно

Третий практический вывод из современной действительности уже сделали сами казаки. Потомки казаков считают, что народ это не только историческая общность людей, имеющая общую территорию, экономические связи, языковые, и. культурные особенности -нет. Народ это еще и люди, которые имеют честь, достоинство, люди способные самоорганизоваться, помочь друг другу и- постоять за себя. 3 противном случае зачем же называться единым народом, если жить по принципу - как мне сегодня хорошо, ведь у моего соседа все очень плохо.

С этой точки, зрения казаки решительно заявляют: мы - народ, способный помочь друг другу и защитить не только своих братьев, но и всех русских патриотов. Следует особо подчеркнуть, что казачья солидарность носит не националистический (ненависть к другим на­родам), а патриотический (любовь к родной земле и своему народу) характер. Иными словами - чужого нам не надо, но и своего не отдадим - слава тебе, Господи, что мы казаки!